А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  

Макдональд Джон Д.

Девушка, золотые часы и все остальное


 

Здесь находится бесплатная электронная книга Девушка, золотые часы и все остальное автора, которого зовут Макдональд Джон Д.. В электронной библиотеке gorodgid.ru можно скачать бесплатно книгу Девушка, золотые часы и все остальное в форматах RTF, TXT и FB2 или читать онлайн книгу Макдональд Джон Д. - Девушка, золотые часы и все остальное.

Размер архива с книгой Девушка, золотые часы и все остальное = 193.19 KB

Девушка, золотые часы и все остальное - Макдональд Джон Д. => скачать бесплатно электронную книгу



ДЕВУШКА, ЗОЛОТЫЕ ЧАСЫ И ВСЕ ОСТАЛЬНОЕ


ПРОЛОГ
Дорогой Фред!
Ты не обещал, что дело будет простым. Но ты и не предупреждал меня,
что все может кончиться так бесславно. Отыскать Кирби Винтера. Вернуть
его. Расходы не имеют значения. И помощника вы мне дали хорошего. Во
всяком случае, раньше Хаддлестон был отличным детективом. Теперь ты бы его
не узнал. Он только и делает, что валяется на кровати, неподвижным
взглядом уставившись в потолок, тяжело вздыхает, и единственное, что мне
удается от него добиться - пустое и бессмысленное хихикание.
Мы нашли Кирби Винтера, босс. Мы дважды нашли его. Но если ты хочешь,
чтобы его нашли в третий раз, поручи это кому-нибудь другому. Только это
будет пустой тратой денег.
Я думаю, Фред, что лучше убедить нашего клиента вообще отказаться от
всей этой затеи. Если Кирби Винтер и вправду прихватил пару миллионов
дядюшки Омара, то вытащить их у него назад все равно не удастся никому.
Я знаю, о чем ты сейчас думаешь. Ты думаешь, что Кирби Винтер
подкупил и меня, и Хаддлестона. Как жаль, что это не так. Тогда сейчас бы
мне лучше спалось.
Остается только рассказать тебе обо всем, что произошло. Ваши
сведения о месте его пребывания оказались совершенно точными. Мы
обнаружили его в роскошном номере "Дель Прадо" и, представляешь, жил он
здесь, в Мехико, под собственным своим именем, в течение уже двух недель.
Он и не пытался скрываться, Фред, этот ваш Кирби Винтер со своей
компанией. Собственно, какая там компания! - всего-то одна девица, та
самая, что была с ним в Сан Паоло три месяца назад. Она милашка, Фред, но
пусть ее внешность ни на минуту не введет тебя в заблуждение.
Чего мне никак не понять, Фред, так это то, почему и ты, и наш клиент
вдруг вздумали, что Кирби Винтер так прост и беззащитен. Не знаю, может,
он и был таким раньше, только теперь он совершенно иной. Учти, он весьма
уверенный в себе парень. Сам Онассис мог бы у него поучиться хладнокровию
и умению держаться. Там, в Мехико, он прекрасно проводил время со своей
девушкой. Если он и боялся, что появится кто-нибудь отбирать у него эти
деньги, то виду не подавал никакого.
Едва только мы обнаружили Винтера, как стали немедленно составлять
план его доставки в Штаты. Почти все приготовления, между прочим, мне
пришлось взять на себя. После того что произошло в Сан Паоло, Хаддлестон
потерял всякую уверенность в себе.
Я заказал частный самолет, который должен был перебросить нас через
границу. Самолет на четырех пассажиров, кроме пилота. Как ты и наказывал,
девушку мы собирались прихватить с собой. Теперь нужно было решить
проблему, как доставить их из отеля в аэропорт. Мне казалось, что уж это
мы сделаем просто и быстро. Ворвемся к ним в номер и под дулом пистолета
всадим обоим по уколу, чтобы они стали очень тихими, очень милыми и
сговорчивыми. В таком состоянии мы легко смогли бы отвести их к машине. И
я дал бы тебе знать, где нас встретить.
Я купил ключи от их номера. Вчера, около девяти вечера, они вышли
оттуда и отправились поразвлечься. Хаддлестон и я решили, что поджидать их
будем в номере. Так и сделали: открыли дверь, расположились внутри и стали
ждать. У каждого из нас, конечно, имелся пистолет, а я еще держал наготове
шприц. Казалось, все сделано наверняка. Как только мы выйдем из отеля, к
нам сразу, по моему сигналу, подъедет машина. А в аэропорту нас будет
ждать самолет.
Они вернулись около полуночи, смеясь и болтая. Смеясь и болтая, Фред!
Как только они вошли в комнату и прикрыли за собой дверь, мы тотчас взяли
их на мушку. И я спрашиваю тебя, Фред, почему все пошло кувырком? Ведь мы
так тщательно подготовились.
Но ничего у нас не вышло, Фред. Все, что тебе остается - постараться
поверить в то, что я тебе сейчас расскажу. Они вели себя так, словно
происходящее было чем-то совершенно несерьезным. Мне сразу вспомнился Сан
Паоло, и я занервничал. Да и Хаддлестон выглядел не лучшим образом. Я
сказал им, что если они будут хорошо себя вести, то никто не пострадает.
Кирби Винтер - а он действительно кажется на первый взгляд размазней -
взглянул на меня, как-то укоризненно покачал головой и сказал буквально
следующее: после Сан Паоло они думали, что мы оставим их в покое, но,
похоже, тогда они не вполне убедительно продемонстрировали свои
возможности. Что ж, на сей раз им придется это сделать более убедительно.
Хаддлестон приказал ему заткнуться. А я, держа шприц наготове, пошел к
Винтеру, чтобы сначала разобраться с ним. Фред, я был очень осторожен.
Неожиданно шприц исчез! Он исчез, Фред! Я стоял и, точно болван, тупо
смотрел на свою пустую руку. А Кирби Винтер и эта его девица весело
улыбались. Я взглянул на Хаддлестона. Фред, клянусь, это правда! - он
оказался вдруг совершенно раздетым, только вместо пояса на нем был широкий
голубой шарф, завязанный огромным бантом, а на груди - на его груди! -
губной помадой было крупно написано: "сюрприз"!
Вспомнив Сан Паоло, я подумал, что медлить нельзя и пора поквитаться
с этим Винтером. Как тебе хорошо известно, я стреляю быстро и точно, и
редко промахиваюсь. И вот только я собрался спустить курок, как увидел,
что в руке у меня не пистолет, а баллончик с дезодорантом.
А дальше... А дальше, Фред, не знаю как, я очутился в лифте, двери
которого уже закрывались. Там еще находились лифтер, три туристки
почтенных лет и мой несчастный Хаддлестон. Двери захлопнулись, мы начали
опускаться, леди стали визжать и падать в обморок. Фред, в этом лифте
поднялся настоящий бедлам! Как и Хаддлестон, меня тоже обернули шарфом,
только шарф был не голубой, а розовый. Вся прочая одежда отсутствовала. А
на моей груди красовалась надпись: "Adios, amigo!" <Прощай, друг (исп).>.
И оба мы оказались наголо выбриты, Фред, и с ног до головы облиты самым
вонючим одеколоном. Лифт спустился на первый этаж, лифтер, орущий благим
матом, распахнул двери. Хаддлестон выскочил из лифта и бросился бежать...
Так или иначе, теперь все успокоилось. Если ты вышлешь нам деньги, о
которых я тебе телеграфировал, нас отпустят отсюда уже завтра. Наш адвокат
говорит, что нам не было предъявлено ни одного крупного обвинения, зато,
можешь не сомневаться, достаточно мелких. Он также узнал, что Кирби Винтер
и его подружка выехали из отеля сегодня в полдень.
Что до Хаддлестона, то он едва ли теперь представляет интерес для
кого бы то ни было. Да и за себя я не могу поручиться. Ты все еще думаешь,
что нас подкупили? Но не можешь же ты не признать хотя бы то, что способ
замести следы мы выбрали тогда весьма странный.
Как я уже говорил, в случае если твой клиент захочет снова отыскать
Кирби Винтера, посылать тебе придется кого-нибудь другого.
Но свою версию случившегося я могу предложить. Все же я не до конца
еще спятил.
Итак, пожалуй, самое простое объяснение - гипноз. Но здесь не то,
Фред, здесь что-то другое. Я думаю - только не пугайся! - я думаю, тут
колдовство. Да, да, колдовство, вроде того, о котором мы все читали в
детских книжках. А почему бы и нет, спрашивается? Ведь если где-то оно
продолжает существовать, как существовало прежде, колдуны не станут
сообщать об этом в газеты. Ясное дело.
А дядя Винтера - Омар Креппс? Разве он не был окружен постоянной
таинственностью? Не был ли он колдуном? Может, перед смертью он научил
этого проклятого Кирби Винтера, как совершать свои заклинания, или где
потереть волшебную лампу, или что-то там еще, дьявол его забери!
А вспомни, что произошло в Сан Паоло. Винтер вместе со своей
маленькой ловкачкой выиграли в шести крупнейших казино города более
семидесяти тысяч долларов. Если это не волшебство, Фред, тогда скажи мне,
что это? Какое-то научное изобретение?
Клянусь богом, Фред, если сейчас эта прелестная крошка вдруг
возникнет в моей камере и у меня на глазах превратится в розовое кенгуру,
это меня ни капли не удивит. Когда с человеком происходят такие
сумасшедшие вещи, он попросту теряет способность удивляться.
Может быть, наш клиент и ты правы, может, Винтер действительно был
когда-то самым обыкновенным балбесом. Но уверяю тебя: что-то с тех пор
изменило его. И если вы не узнаете, почему и как это произошло, нет
никакого смысла снова бросаться догонять их. Они так смотрели на нас,
Фред... ну, точно пара марсиан. Или - как смотрят на рычащего щенка.
Ласково так. Посмеиваясь. И - свысока.
Надеюсь, ты уже выслал деньги, иначе мы можем пробыть здесь очень и
очень долго. Но когда бы мы ни вышли отсюда, думаю, придется мне искать
себе другую работу. Я потерял всю свою прежнюю уверенность.
Искренне твой, Сэм Джиотти.

1
Медленно, со страшным напряжением Кирби приходил в себя. В голове у
него продолжали звучать какие-то слова, обрывки вчерашнего разговора. Он
как будто различал собственный голос, без конца повторяющий одни и те же
жалобы - отражение подавленного и угнетенного духа.
Силуэт женщины, сидящей за столом напротив него, отчетливо
вырисовывался на фоне окна. Сквозь стекло виднелся океан, розовый в лучах
то ли заката, то ли восхода. Это чудесное розовое свечение передавалось
коже ее обнаженных бронзовых плеч и горело в огромной копне светлых волос.
Атлантика, подумал он. Теперь, когда океан ему удалось определить, он
без труда мог установить и время суток. Раз он во Флориде, это рассвет.
- Вас зовут Карла, да? - осторожно спросил он у женщины.
- Конечно, дорогой Кирби, - отозвалась она, улыбаясь. - Ваш хороший
новый друг Карла.
Сидящий слева от Кирби солидный человек, превосходно одетый, с
аккуратной прической и ухоженными ногтями слегка усмехнулся:
- Есть такой испанский глагол, - сказал он, - charlar. Болтать, вести
легкую беседу. Какая ирония судьбы: ее главный талант вовсе не в том,
чтобы говорить, а в том, чтобы слушать.
- Мой главный талант, Джозеф? - насмешливо удивилась женщина.
- Во всяком случае, самый чудесный, моя дорогая. Ты, Кирби, так
хорошо говорил, что мы с удовольствием слушали тебя.
Карла, Джозеф, Атлантика, рассвет. Туман в голове стал рассеиваться.
Кажется, сегодня суббота. Утро субботы.
Похороны были в пятницу, в одиннадцать. Заседание с адвокатами - в
два часа дня. А пить он начал в три.
Кирби осторожно повернул голову и оглядел пустой зал. Усталый бармен
в белой куртке стоял, скрестив руки и опустив подбородок на грудь.
- Они что, открыты всю ночь? - спросил Кирби.
- Крайне редко, - ответил Джозеф. - Но они весьма снисходительны,
даже за небольшую сумму. Пусть это будет нашим маленьким дружеским
подарком. Ведь когда подошло время закрываться, тебе еще так много
хотелось сказать.
В зале стало светлее. Они смотрели на него с нежностью, с любовью и
теплотой. Они были чудесными, красивыми людьми, лучшими из всех, кого он
когда-либо знал. У обоих в речи можно было различить легкий, едва уловимый
акцент.
Неожиданно у него зашевелилось ужасное подозрение.
- А вы, случайно, не журналисты?
Они громко рассмеялись.
- О нет, мой милый, - сказала Карла.
Ему стало стыдно.
- Дядя Омар не переносит... не переносил шумихи. Он всегда был так
осторожен. Он платил одной фирме в Нью-Йорке тридцать тысяч долларов в
год, только чтобы его имя никогда не упоминалось в газетах. Но люди
любопытны. Самый незначительный слух об Омаре Креппсе они умели раздуть в
шумный скандал, что приводило дядюшку в страшную ярость.
Карла мягко накрыла его руку своей.
- Но, дорогой Кирби, теперь ведь это не имеет значения?
- Я думаю, да.
- Мой брат и я не журналисты, но конечно, вы можете побеседовать и с
журналистами. Вы вправе рассказать всему миру о том, как ужасно он с вами
поступил, какой черной неблагодарностью отплатил за все годы бескорыстной
привязанности.
Она так хорошо все понимала, что Кирби захотелось плакать. Но нечто в
ее словах вызвало в нем угрызения совести:
- Была ли она, эта привязанность, такой уж бескорыстной? Когда у тебя
дядя стоит пятьдесят миллионов долларов...
- Но ты рассказал нам, что не раз убегал от него, - сказал Джозеф.
Карла убрала руку. Кирби так не хватало ее тепла.
- Однако я всегда возвращался, - признался он. - Дядюшка говорил, что
нуждается во мне. Он не давал мне ни минуты покоя. Я не мог вести
нормальную жизнь. Дурацкие поручения, для выполнения которых мне
приходилось без конца разъезжать по всему миру. Так продолжалось целых
одиннадцать лет, с тех пор как я закончил колледж. Но даже во время учебы
он указывал мне, какие курсы изучать. Старик распоряжался всей моей
жизнью.
- Вы рассказывали нам об этом, дорогой, - сказала Карла дрогнувшим
голосом. - О годах своего героического самоотречения.
- И после всего, - возмущенно сказал Джозеф, - после всего - ни
гроша!
Яркий свет восходящего солнца начал резать Кирби глаза, и он
зажмурился. А когда вновь их открыл, Джозеф и Карла уже поднялись. Джозеф
направился к бармену. Карла тронула Кирби за плечо.
- Пошли, дорогой. Вы сильно измучены.
Он пошел вслед за ней, не задавая вопросов, сквозь стеклянные двери,
через огромный и незнакомый вестибюль. В нескольких шагах от лифта Кирби
остановился. Женщина вопросительно взглянула на него. Ее лицо было столь
восхитительно прекрасно, серовато зеленые глаза - огромны, влажные губы -
маняще приоткрыты, светлые волосы столь великолепны, - что на мгновение он
позабыл, о чем хотел спросить.
- Что, дорогой? - поинтересовалась она, заметив его смущение и
некоторое замешательство.
- Разве я останусь здесь?
- Джозеф думает, что так будет лучше.
- А где же он?
- Мы уже попрощались с ним, дорогой Кирби.
- Да? Разве?
- Идемте, дорогой, - с мягкой настойчивостью произнесла она.
Лифт поднимался в благоухающей шелковистой тишине. Они миновали
длинный коридор. Карла достала ключ из инкрустированной перламутровой
сумочки и впустила Кирби в номер; потом заботливо прикрыла ставни, чтобы
избавить его глаза от раздражающих лучей восходящего солнца, и прошла в
спальню. Кровать была расстелена. Новая пижама и целый набор туалетных
принадлежностей лежали наготове.
- Джозеф позаботился обо всем, - сказала она. - Когда-то у него было
несколько отелей, но скоро они ему наскучили, и он их продал. Кирби,
дорогой, вам нужно принять горячий душ. Потом вы можете поспать.
Когда он вернулся в спальню в своей новой пижаме, она уже ждала его
там, переодетая в пеньюар из какой-то мягкой золотистой ткани. Без туфель
на шпильках она показалась ему совсем маленькой. Облегающий пеньюар
подчеркивал фигуру, от которой сладко затуманились бы даже объективы
видавших виды фотографов, поставляющих ежедневную продукцию в модные
журналы. Хотя каждое биение пульса все еще отзывалось болью в голове,
словно кто-то равномерно стукал его по макушке, он был очарован, как юный
жених. Здесь, с ним наедине, находилась прелестная женщина, благоухающая и
искушенная. Овладеть ею, болтая всякую чушь, было невозможно. Взбадривая
себя воспоминаниями о Кэри Гранте <знаменитый американский актер, играющий
героев-любовников>, он неторопливо шагнул к ней, пытаясь изобразить нежную
и многообещающую улыбку.
Но по дороге он с размаха ударился пальцами босой ноги о ножку стола,
потерял равновесие и с воплем ухватился за Карлу - просто затем, чтобы не
упасть. От неожиданности она с криком отскочила в сторону, тогда как
Кирби, пытаясь удержаться на ногах, продолжал цепляться за ее пеньюар. На
мгновение они застыли в немыслимой позе - словно партнеры в фигурном
катании, выполняющие сложный пируэт. Затем раздался треск рвущейся ткани,
и Кирби, падая на пол, успел заметить, что она выскользнула из пеньюара,
ударилась о край кровати, перелетела через нее и скатилась в угол.
Он сел, отпихнул скомканный пеньюар в сторону, и, стеная, ухватился
обеими руками за ногу.
Растрепанная голова медленно показалась из-за кровати. Карла
изумленно смотрела на него, широко раскрыв глаза.
- Дорогой, - сказала она, - ты такой импульсивный!
- Сделай доброе дело - помолчи, - простонал он, краснея и не глядя в
ее сторону. - Давай обойдемся без шуточек.
- Ты что, всегда так поступаешь?
- Боже мой, да с тех пор, как я себя помню, - уже смущенно
пробормотал Кирби, - обязательно со мной что-нибудь случается. Обычно я
просто убегаю. А однажды устроился с очаровательной женщиной в номере на
седьмом этаже отеля "Хилтон", в Мехико... И ровно через три минуты после
того, как закрыл дверь, началось землетрясение. Посыпалась штукатурка.
Стены треснули. Пришлось в полной темноте искать выход на лестницу. Вокруг
было полно битого стекла... - он обреченно замолчал.
- Кинь мне халатик, дорогой, - раздалось через минуту.
Он свернул пеньюар и швырнул его в угол. Затем поднялся, подковылял к
кровати и сел. Накинув пеньюар, Карла устроилась рядом.
- Бедный Кирби, - ласково сказала она.
- Ясное дело, бедный, - пробурчал он.
Она погладила его руку. Улыбнулась.
- Я никогда не оказывалась раздетой так быстро.
- Очень смешно, - обиженно проворчал он.
Коснувшись пальцами подбородка, она повернула к себе его лицо. Кирби
увидел глаза женщины - совсем близко, рядом. Ему показалось, что она вдруг
стала грустной.
- Ты действительно привлекаешь меня, дорогой. Ты такой мягкий, такой
милый и открытый. Слишком много загадок вокруг. Слишком много мужчин,
которые совершенно на тебя не похожи.
- Если бы они все были похожи на меня, то как мало было бы у людей
шансов выжить!
Она прижалась к нему. Он поцеловал ее, сначала смущенно, потом все
смелее. Но когда он попытался повалить ее на постель, женщина решительно
высвободилась, покачала головой и сделала строгое лицо.
- Нет, дорогой, нет! Джозеф и я, мы очень хорошо к тебе относимся. У
тебя было тяжелое время. Джозеф сказал, чтобы я заботилась о тебе. Так что
давай, залезай-ка ты в постель, как мирная овечка, снимай пижаму и ложись
на живот. А я уж постараюсь, чтобы тебе было хорошо.
- Но...
- Дорогой, не будь занудой. Я не хочу, чтобы наша дружба так быстро
закончилась. А ты?
- Ну, если ты просишь...
- Вот-вот! Однажды, может быть ты и станешь моим любовником. Кто
знает? А так - разве не интереснее? Будь послушным мальчиком!
Он лег, как ему велели. Карла поднялась и выключила весь свет кроме
маленького ночника. Вылив что-то прохладное и ароматное ему на спину, она
стала умелыми движениями массировать мышцы спины, плеч и шеи.
- Господи, да у тебя великолепная мускулатура, дорогой!
- Я стараюсь... статическая гимнастика...
- Не слышу, милый!
- Я говорю, каждый может...
- О! Теперь расслабь-ка их. Расслабься весь, милый Кирби. Не думай ни
о чем.
- Мм...
- Отдыхай, мой дорогой. Отдыхай.
Ее успокаивающие руки прекрасно снимали напряжение. Кирби был
настолько вымотан, что мог бы мгновенно провалиться в теплый сон, как в
болото с высоты в десять тысяч футов. Но ее прикосновения, ее нежный
дразнящий голос, ароматное и возбуждающее ощущение ее присутствия
поддерживали Кирби на грани сна и бодрствования. Она что-то напевала, и
мотив казался ему знакомым. Он вроде бы слышал его в каком-то иностранном
фильме.
Он попытался мысленно вернуться к тому, что произошло в среду.
Пятьдесят семь часов назад? Да, именно тогда известие дошло к нему в
отель, в Монтевидео. Старик умер. Умер Омар Креппс. Дядюшка Омар. Кирби
был потрясен тем, что смерть все-таки смогла добраться до этого странного,
непостижимого маленького старика.
Вспоминая о возвращении сюда, он, под ласковыми руками Карлы, все
глубже погружался в пучину сна. Его видения становились все менее четкими.
Самолет, носовые обводы которого напоминали женскую грудь, разбегался по
бледной шелковистой взлетной полосе, все больше походившей на нежную
девичью плоть, в то время как стюардессы, все обнаженные, окружали его,
дразня и что-то напевая. Среди этого полусна он смутно почувствовал, как
Карла переворачивает его, помогая надеть пижаму. Ее губы нежно коснулись
его рта, но когда он попытался открыть веки и прижать женщину к себе, ее
уже не было. Ему показалось только, что она сказала:
- Мне так жаль, дорогой...
Он удивился, не понимая, о чем она сожалеет. Погас свет ночника.
Щелкнул замок. Он упал с края Вселенной.

2
Кирби проснулся от того, что его отчаянно трясла за плечо какая-то
неизвестная длинноногая девица. Свет в комнате был включен. Он приподнялся
на локте. Незнакомка так стремительно перемещалась по комнате, что
уследить за ней казалось невозможным. Она кричала на Кирби, но слов тот не
понимал. У нее была шапка дико развевающихся волос и жгучие зеленые глаза,
полные непонятной ярости, а тонкое темное лицо пылало гневом. Блузка
кораллового цвета и полосатые брюки в обтяжку составляли ее наряд; она зло
размахивала соломенной сумочкой размером с небольшой барабан.
Прошло несколько ужасно длинных мгновений, прежде чем он сообразил,
что девушка кричит на неизвестном ему языке.
Когда она остановилась, чтобы перевести дух, Кирби слабо произнес:
- No comprendo, senorita. <Не понимаю, сеньорита (исп.)>
Из нее немедленно извергнулся целый поток испанских слов.
Он говорил по-испански; не так хорошо, чтобы тотчас не потерять нить
смысла в этих криках, но вполне достаточно, чтобы оценить образность ее
языка, образованность, которая, вероятно, обратила бы в постыдное бегство
любого таксиста города Мехико.
- Mas despacio, por favor <Помедленнее, пожалуйста (исп.)>, -
попросил он, когда она сделала паузу для вдоха.
Она пристально посмотрела на него и отрывисто предложила:
- Английский подойдет?
- Подойдет для чего? - бестолково спросил он.
- А ну выкладывай, мерзавец, где моя чертова тетка! - вновь
набросилась она на Кирби, - И какое она имеет право строить против меня
свои гнусные козни! Она значит желает, чтобы меня выкинули за шкирку из
первой же приличной телевизионной пьесы, в которой мне наконец-то дали
играть? Но все равно она не заставит меня торчать здесь, как какую-то
рабыню. Говори-ка, приятель, где она, где Джозеф? И не пытайся их
покрывать, прощелыга! Я уже не раз разбиралась с ее лживыми ублюдками и
знаю, как это делается. Гони сюда факты, и немедленно!

Девушка, золотые часы и все остальное - Макдональд Джон Д. => читать онлайн книгу далее


Надеемся, что книга Девушка, золотые часы и все остальное автора Макдональд Джон Д. придется вам по вкусу!
Если так выйдет, то можете рекомендовать книгу Девушка, золотые часы и все остальное своим друзьям, установив у себя ссылку на эту страницу с произведением Макдональд Джон Д. - Девушка, золотые часы и все остальное.
Ключевые слова страницы: Девушка, золотые часы и все остальное; Макдональд Джон Д., скачать, бесплатно, читать, книга, проза, электронная, онлайн